Marauders: the butterfly effect

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: the butterfly effect » настоящее-прошлое-будущее » Не учи меня жить, лучше помоги материально (ц)


Не учи меня жить, лучше помоги материально (ц)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Участники:
Barty Crouch Jr feat. Bellatrix Lestrange
2. Время и место действия, погода:
Дом Родольфуса и Беллатрисы Лестрейндж, 1976 год, зима. Две ночи до Рождества. 19.00 - 02.00.
3. Краткое описание:
...Тогда еще Лестрейнджи - пара самых чистокровных красавцев, не уличенная в связи с Лордом. Мистер и миссис Крауч со спокойной душой доверили Винки отвести Барти к молодой Беллатрисе, однокурснице миссис Крауч, у которой мальчику не должно быть скучно. Однако, будет ли Белла катать машинки и поезда по полу с мальчиком - большой вопрос.

0

2

За что пятнадцатилетний Барти Крауч не любил рождественские каникулы, спросите вы. Почему каникулы – время, что обожает каждый ученик с первого по последний курсы, благословляя в своих молитвах часы свободы, были так отвратительны темноволосому слизеринцу? Может быть, все дело в том, что ему не хотелось возвращения в родные пенаты, где отец - политический деятель, активист, или просто чокнутый карьерист, считал своим долгом многочасовые лекции, а может, проблема была в том, что врожденный любитель «осесть» где-либо, Барти свершено не нравилась привычка отправлять его к многочисленным знакомым родителей за пару дней до Рождества? Вроде бы, слава Мерлину, у него был шанс находиться вдалеке от «папочки», но в то же время, на проверку, родительские знакомые оказывались еще худшими занудами, познавшими умение действовать на нервы скучными диалогами не хуже его родителей. Почему-то, не обремененный знаниями про семейство Лестрейнджей Крауч- младший, после слов о том, что за ним присмотрит тетушка Беллатрикс, тут же нарисовал себе в уме очередной утомительный день в обществе уже начинающей полнеть тетеньки с добродушным вторым подбородком и игрой в «светскую мадам». Это обещали быть долгие часы, когда, встряхивая головой, дабы прикрыть челкой слипающиеся глаза, мальчишка будет с интересом рассматривать узоры на салфетках, что словно бы притягивают внимание, отвлекая от скучнейших рассказов о первой молодости когда-то красивой (что часто бывает очень сомнительно) женщины. Собственно, именно поэтому, когда за два дня до Рождества эльфийка- Винки явилась в его комнату, подобно гонцу, что принес смертный приговор, Барти как-то особо медлительно собирался в «долгую дорогу» к маленькой лапке домовика. Его совершенно не радовало то, что по воле родителей (особенно не радовало то, что он вынужден подчиниться воле отца) он отправляется неизвестно куда, неизвестно насколько, и неизвестно зачем. Почему-то вариант желания родителей просто устроить ему познавательное путешествие на другой конец предместий Лондона, отсекался сразу. Он же не такие странные, верно?

Собственно, убеждение в пафосности и явной любви к роскоши особ, в чей дом его транспортировала Винки, не прошло с попаданием в него самого Барти. Да, юноша привык отправляться на «экскурсии» в обители родительских знакомых, но в подобном доме- музее ему бывать не приходилось. Все больше походило на театральные декорации под золотой век, нежели на реальные вещи, используемые в домашнем обиходе, и Крауч, таки унаследовавший что-то прагматичное от «папаши» тут же прикинул в уме, сколько же должно быть эльфов на одно помещение, дабы сохранить подобные реликвии, каждую из которых хоть сейчас подкидывай ученому, дабы поглядеть, как уморительно он свихнется от радости. Мальчишку так и подмывало спросить, не перепутала ли старая эльфийка часом Вестминстерский дворец и Лестрейндж- мэнор, но почему-то Барти прикусил язык, не желая выставить себе идиотом, ведь как известно в старых домах стены особо тонкие. Юноша испытывает некоторую ностальгию по Винки, что предпочла его угрюмое общество тому, что бы трансгрессировать из дома, да подальше, оставив его на попечение эльфам, что с какими-то особо «незаметными» усмешками вызвались проводить его до гостиной, где и следовало ожидать «мадам». Крауч- младший, никогда особо не питавший уважения к эльфам (все проклятая преданность Винки  отцу) теперь вдвойне не желает идти за ними, словно бы предчувствуя неладное, но вздохнув, и по сильнее тряхнув головой, желая еще сильнее набросить волосы на глаза, мальчишка направляется следом за эльфами, как-то не особо глядя на древние портреты чопорных магов, давно растеряв детский интерес к двигающимся картинкам.

Гостиная на вид еще хуже холла. Где он был до этого. Это вообще ужас какой-то, а не комната. Словно бы пропитанная стариной, она заставляет Барти неохотно признавать, что комната не вычурна, и не переполнена показной роскошью, как он привык наблюдать, а отделана с чертовым вкусом, при чем лет двести тому. Юноша безо всякого интереса окидывает ковер из шкуры свежее убитого тюленя животного, чьего названия он не знает, и, остановив взор на столе, как-то излишне неосторожно берет статуэтку явно видавшую виды. Она похожа на… неизвестный шедевр художника- импрессиониста, явно побитая- помятая кучей его родственников, так как на вид статуэтка старше мира. Если бы не скрип двери, он наверняка бы поставил ее как надо, осторожно, и не нанеся очередного повреждения вещице, но увы, звук открывающейся двери заставляет юношу от неожиданности выронить вещицу, что с каким-то жалобным скрипом падает на пол…

+1

3

За окном валил снег. Именно валил - такое ощущение, как будто над Северо-Западной Англией некто огромной рукой открыл огромную банку с хлопьями, которые так популярны в качестве завтрака; вот только хлопья были не кукурузные, а снежные, белые, как честь непорочной девицы королевских кровей, которую заперли малышом в башне и все ждут, когда какой-нибудь уродский кретин таких же кровей женится и наконец-то лишит ее девственности. Вечер, впрочем, был приятный; никакого мороза, ветер достаточно приятный: колет людские лица так, что даже шерстяные шарфы не спасают - а все потому, что этот ваш бриз пришел в гости с моря. Да еще и соленый.
Такой вечер должен был обязательно чем-нибудь испорчен; или собака под дверь накакает, или в обитель покоя приедут маленькие дети-разрушители. Случай Беллатрисы был второй: какой-то знакомый Родольфуса попросил присмотреть за юным дарованием в области незаслуживания родительского внимания, и за день до Сочельника в Лестрейндж-мэнор пожаловал Барти Крауч-младший, пятнадцатилетний недоросль со всеми признаками недосмотренного сына.
Если бы сыновья были у меня, я бы, не задумываясь, отдала их на служение Темному Лорду.

Беллатриса неспешно прохаживалась по подвальной библиотеке Мэнора, где поколениями Лестрейнджи складировали манускрипты, книги, подшивки газет и журналов. Самым, пожалуй, интересным (читай: необычным) углом здесь был тот, в котором книги были написаны... Магглами. Хотя, Беллатриса в это и не верила; по её скромному мнению, ни Достоевский, ни Сервантес, ни Данте не могли быть отродьями этих свиней, которые начисто лишались волшебной силы от рождения. Пушкину и Толстому, Гёте и Гейне, которых так любила почитывать женщина, не могли прийти в голову те яркие образы, которые нашли свое отражение на желтоватых страницах, хранивших следы времени и магии. Женщина только недавно закончила копаться в старых книгах по темным ритуалам, отыскивая новые и новые зацепки для Люциуса Малфоя, чего бы она, конечно, не стала бы делать, если бы не Темный Лорд. Хотя, павлин, как полагала Белла, не обладал достаточными навыками для отличия книги от журнала или пергамента, а засим никогда не смог бы сам заняться рутинной скрупулезной работой, заключавшейся в поиске нужных слов в книгах. Где-то два слова, где-то три. Снова древние руны и нумерология и немного латыни или арамейского языка. Голова явно шла кругом; и с пятым ударом часов наверху, которые, в общем-то, провозглашали начало восьмого часа, Беллатриса отметила пером место в свитке, где остановилась в этот вечер и закрыла книгу одновременно с тем, как до ее ушей долетели звуки робких шагов этажом выше. Женщина закатила глаза и задула свечку, погрузив подвал в полумрак, освещенный газовыми рожками в виде голов змей, вырывавшихся из темно-изумрудных стен. Безусловно, это её сегодняшний визави на целый вечер.

Она поднялась из подвала, закрыв за собой дверь и оказалась в роскошной гостиной, от которой ее откровенно тоншнило; то, что прямо на шкуре неведомого зверя (мисс Блэк-незамужняя имела очень низкие оценки по уходу за тварями и не знала и не могла знать названия этого уродца) еще не было лужи склизской блевотины, было исключительной заслугой стального характера и строгости волшебного чистокровного воспитания. Впрочем, ее появление в гостиной привело к переполоху. Мальчик лет пятнадцати-шестнадцати разглядывал очередной подарок Родольфусу, сделанный кем-то из легавых, считавших мужа важной персоной в магическом мире. Дверь скрипнула. Фигурина оказалась на полу.

-Мне она тоже никогда не нравилась. Впрочем, как и половина того, что ты найдешь в этой гробнице фараона. Например, вот эта уродская ваза из Китая, - Беллатриса лениво извлекла волшебную палочку, направила ее на огромную, в половину человеческого роста вазу с цветочным орнаментом и двумя девушками и елейно протянула:
-Редукто!

Нетрудно догадаться, что на месте дорогого шедевра из Сианя тут же образовалась кучка черепков и фарфоровой пыли. Лестрейндж исступленно расхохоталась; похоже, что наведение хаоса в гостиной мужа было сроду хобби для этой безумной вороны.
-Барти, я так понимаю? Сбагренный незнакомой старой тетушке на целый вечер, пока папаша наслаждается женой, властью и завыванием ведьмы-банши, более известной, как Селестина Уорлок? - Белла сглотнула слюну, передразнивая и манеры Крауча-старшего, которого она не переваривала; и саму известную певицу.
-В качестве доказательства этого светского "приятно познакомиться" можешь разнести что-нибудь еще из этого захламленного дома. Мне вот действительно приятно познакомиться, - присовокупила Белла, снова заразительно расхохотавшись и сбив, на сей раз рукой, уменьшенную копию Ники Самофракийской, украшавшей резной комод.
-Называй меня Белла. Я еще молода.

+1


Вы здесь » Marauders: the butterfly effect » настоящее-прошлое-будущее » Не учи меня жить, лучше помоги материально (ц)