Marauders: the butterfly effect

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: the butterfly effect » настоящее-прошлое-будущее » Мышки плакали и кололись, но продолжалить жрать кактус


Мышки плакали и кололись, но продолжалить жрать кактус

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Участники:
Genevieve Hawke, Lilian Evans
2. Время и место действия, погода:
19 сентября 77 года, после урока Трансфигурации
3. Краткое описание:
Мышки плакали и кололись, но продолжалить жрать кактус или история о том, как зайца-Хоук пытаются уговорить пойти в Хогсмид с компанией буйных гриффиндорцев.

0

2

Лили неслась по коридорам Хогвартса, практически не разбирая лестниц. Ее организм парил по ступенькам на автопилоте, но прекрасное "чувство родового гнезда" не подвело ее, и девушка сама не заметила, как оказалась в библиотеке. К счастью, любовь к книгам явно не была присуща многим в этой школе, а те несчастные, коих непомерная домашняя работа таки загоняла в это помещение сидели тише воды, ниже травы. только бы не разозлить строго библиотекаря своим поведением и не заработать лишний нагоняй.
Воспользовавшись тем, что те редкие посетители, что тут были, увлечены своими личными проблемами, Лили шустро проскользнула в самый дальний угол, разместившись практически у самого хода в Запретную Секцию, куда уже давно мечтала попасть, но так и не рискнула подойти к профессору МакГонагалл за разрешением. Уж декан бы с радостью похлопотала бы за свою студентку, тем более что Лили была достаточно прилежной ученицей. Теперь, однако, ей предстоит серьезно взвесить все "за" и "против", прежде чем предпринять такой серьезный шаг.
Она не спеша погладила корешки ближайших книг, выбирая чем ы отвлечь себя от неприятных размышлений. Пожалуй, МакГонагалл зря дала ей целых два шанса, с другой стороны она уступила честь сражаться тем, кто в этот конкретный день заслужил данную привилегию... А все же...И она улыбнулась: этим мальчишкам пидется здорово потрудиться, прежде чем они смогут ее обойти по всем параметрам, не так ли?
И окончательно успокоенная своими размышлениям, Эванс запустила руку, сжав толстый переплет книги, и потянула ее на себя, ветхий, объемный томик скользнул в ее руку, и девушка аккуратно взвесила его, словно прикидывая сколько времени уйдет на чтение. Коли уж она так плохо помнит трансфигурацию, стоит заняться ее изучением, по крайней мере повторить азы. Страницы приветливо зашуршали, соглашаясь с ее выводами, и девушка открыла самое начало. Ее губы то и дело шевелились, когда строки скользили перед глазами, рука непроизвольно делала то или иное движение в воздухе, как будто она снова была в кабинете трансфигурации, а не в библиотеке.
Все-таки чудесная штука-зрительная память. Ее подсознание определило потребность повторить материал еще когда она выскочила из кабинета. Ноги сами собой привели в библиотеку, а потом именно туда. где находились книги по трансфигурации, ну не чудо ли? Все-таки волшебникам стоит обрптить внимание на некоторые магловские изречения и изыскания в области наук. Вот как они объяснят этот феномен, если не с помощью банальной психологии? Лили подумала, что не будь она волшебницей, обязательно стала бы психологом, ведь в этой профессии своего рода "магии" , читай: умению понимать человека, отводится далеко не последнее место.

+1

3

Жени не очень любила заниматься в библиотеке. Точнее, библиотека была ее личным болотом. Топью, в которую сначала чувство самосохранение, отчаянно вереща, не давало ступить, а затем она затягивала её, утягивая на дно, подавляя волю. Таким образом, Сэм могла копаться в книгах часами, увлеченно перелистывая обветшавшие страницы фолиантов, изредка чихая от пыли и делая нужные для доклада выписки скрипучим пером на пергамент. Хотя, такие дни выдавались достаточно редко, ибо здравый смысл обычно одерживал победу и уводил девушку от резных деревянных дверей библиотеки.
Но сегодня во время окна между занятиями здравый смысл крепко дремал, упиваясь грезами о другой хозяйке, которая не будет постоянно спотыкаться, бояться своей тени и взрываться от щелчка пальцев. Но, увы, его мечтам было не суждено сбыться, а мисс Хоук, зарывшись в гору книг, сидела около дальнего окна и дописывала доклад по ненавистной истории магии. Нет, были разделы в истории, которые ей нравились и интересовали, но то, сколько гоблинов в каком-то мохнатом году напало на поселение волшебников, вводило её в уныние. К тому же все книги по этому предмету были чрезвычайно тяжелые (особенно для такой худенькой и неспортивной девушки как Сэм), да и лежали всегда на самых дальних и высоких полках, а страх высоты занимал не последнее месте в хит-параде ужасов Женевьевы Хоук.
Доклад получался несколько скомканным и мысли в нем были изложены несколько хаотично, но сил что-то переделывать у девушки не было. Да и желания не наблюдалось. Критически оглядев пергамент, исписанный средним полупечатным почерком, Жени осталась довольна и, убедившись, что чернила высохли, она свернула желтоватую бумагу в свиток и завязала его темно-синей лентой.
- Так, теперь надо бы всё расставить по своим местам… - устало подумала девушка.
От всплеска энтузиазма, с которым Хоук засела на сочинение, не осталось и следа, сейчас ей просто хотелось сложить ручки на столе, положить на них голову и удрать куда-нибудь мыслями. Что она и сделала, за тем исключением, что сначала она решила оглядеться. В библиотеке людей было не много. Еще бы, начало семестра же! Ещё никто толком не вошел в рабочий ритм, да, к тому же, до экзаменов было ещё далеко, да и сроки первых заданий не были, обычно, такими пугающими.
Тут скучающий взгляд Женевьевы наткнулся на знакомую ярко-рыжую макушку.
- Эванс! – мысленно возликовала она и, позабыв про гору книжек, за что наверняка получит потом нагоняй, направилась к подруге.
- Привет, Лили, - негромко сказала Хоук и сделала неопределенный приветственный взмах рукой. – Как дела?
Гриффиндорка выглядела несколько расстроенной и Жени решила выяснить что же вызвало это напряженное выражение на её лице.

0

4

Лили вздрогнула, когда услышала свое имя, но тут же взяла себя в руки, сообразив, что это всего-лишь голос подруги из Когтеврана:
-Здравствуй, Женевьева!-она закрыла книгу, пальцы-неустанно теребили кожаный переплет, правой рукой похлопала по соседнему стулу, приглашая подругу присесть рядом с ней, чтоюы их разговор не мешал немногим другим готовиться к занятиям:
-Извини, я просто только что с трансфигурации,-причем не с лучшего в мире урока в истории Хогвартса,--Поэтому выгляжу слегка рассеянной, верно?-попыталась оценить мысли подруги Лили.
Теперь уже трудно сказать, что именно подтолкнуло девушек к более тесному общению, ведь Лили гораздо больше любила общество мальчишек, хотя многое в их поведении кпзалось ей...гм...по крайней мере, непонятным и даже странным. зато с ними всегда было досьвточно интересно, а всевозможные проделки Джеймса и его закадычных друзей едва ли оставили кого-нибудь равнодушным, правда ей иногда хотелось вести себя с ними чуть строже, но...не получалось. Вот Люпина она любила, как мать может любить своего сына, а чересчур резким и безбашенным Сириусом просто восхищалась. Успехи Джеймса также заставляли ее гордиться тем, что они знакомы. Втайне она украдкой следила и за продвижением вперед...
-Как у тебя начался день?-она постаралась изгнать из своего поведения остатки мерзкого, липкого негатива, плэтому на губах заиграла легкая полуулыбка, подчеркивающая ее радость от встречи с Женевьевой.-Уже думала, на что потратишь вторую половину дня?-она подмигнула подруге, но палец все так же ласково скользил по переплету книги.-Насколько я помню: у вас там нет занятий, как и у нас,-ей ужасно захотелось собрать всех своих теплых, замечательных, горячо любимых знакомых, чтобы сбегать в Хогсмид, побродить по уловкам, зайти в паб и выпить несколько бутылок сливочного пива, а в "Слабела Королевстве" скупить столько вкусностей, сколько она сможет унести.
Перед поездкой в школу Лили, как и другие дети, получила список всего необходимого для учебы, где значилось и домашнее животное. Но деньги, выделенные ей родителями, решила не тратить, а поместила в "Гринготтс". И пусть многие волшебники относятся к гоблинам с пренебрежением. Она , пожалуй, находит их забавными.

0

5

Жени всегда рада была встрече с Лили. Вот честно… Хотя, нет, рада она была лишь тогда, когда встречала Эванс в одиночестве, то есть без вечного гриффиндорского квартета – Поттер, Блэк, Люпин и Петтигрю. Ничего против них она не имела. Они были обычными мальчишками – поправка – мальчишками-из-гриффиндора. Особенно Поттер с Блэком: непоседливые, местами чересчур самоуверенные, а иногда и полными болванами. Снэйп Жени никогда не нравился, но она совершенно не одобряла их поведения по отношению к слизеринцу. Что плохого он сделал хоть кому-нибудь из них? Ничего… А унижать, оскорблять и втаптывать в грязь человека лишь за то, что у него сальные волосы, большой нос или за то, что он элементарно слабее – низко, а соответственно такой поступок человека совершенно не красит.
Люпин и Петтигрю были спокойнее, хотя от Питера Жени старалась держаться подальше. Слишком часто она ловила его восторженный взгляд, устремленный на Поттера. Что он готов ради него сделать? Или он просто не способен на какие-то активные действия? Хоук не знала, да и не хотела узнавать.
Что же касается Ремуса, то он ей почти нравился, но, опять же, отдельно, а не в компании сокурсников.
- Ты выглядишь уставшей, - ответила Жени, присаживаясь рядом с Лили.
Про трансфигурацию, немного поколебавшись, Хоук решила не спрашивать. Если там произошло что-то неприятное, то подруга либо сама расскажет, либо умолчит. В любом случае, это будет её выбор. Допытываться Жени не хотела, тем более наблюдая состояние Эванс.
- Если честно, я пока не решила, чем заняться… - задумчиво протянула девушка, вспоминая, не запланированы ли на сегодня у нее какие-то дела. – У меня как-то даже из головы вылетело, что сегодня такое большое окно… Одно могу сказать точно: мои мучения в библиотеке на сегодня закончены!
Конец фразы прозвучал как-то уж больно радостно, так, что библиотекарь даже шикнул на Жени, которая мгновенно втянула голову в плечи и одними губами произнесла: «Извините!».
- А ты чем планируешь заняться? Чем-то по учебе? – спросила Хоук, оглядев книги, лежавшие перед подругой.
Спросила чуть тише, чем говорила обычно, дабы вновь не навлечь на себя гнев великого и ужасного властителя всея библиотеки.

+1

6

Лили задумчиво подняла на подругу свои большие зеленые глаза. Были моменты, о которых лучше не говорить, потому что не можешь сформулировать их даже для себя, не говоря уже о том, чтобы передать неискаженную картинку другому человеку. Так, например, было с кривым зеркалом-одним из развлечение мира маглов. Если не готов смеяться над собой,не смотрись, а то от этого гиперболизированного уродства, некоторые ощущали себя не в своей тарелке.
-Урок выдался непростым, я думаю: многие наши выберутся от профессора еще не скоро. Если бы мои нервы не сдали, я бы, пожалуй, тоже осталась с ними,-не очень уверенно выбралась она из пучины собственных ощущений. Все-таки она ненавидела эти подвешенные состояния, когда решение уже сделано, но заставляют задумать о своей целесообразности.
-Как можно забыть о таком лакомом кусочке?-с притворным удивлением спросила она у Жени, которая, кажется, действительно была рада ее видеть, но при упоминании "окна" задумалась. Явно не собиралась никуда, а значит вполне может составить ей компанию. Слова Женевьевы о том, что ее работа в библиотеке уже закончена, она еще больше уверилась в том, что принятое ей решение правильно.
-Вот и отлично! Раз ты, итак, не собираешься что-либо делать, по крайней мере, пока еще не думала о возможных способах проведения досуга,-тут же поправилась она,-Ты вполне можешь составить нам компанию. Я как раз хотела вытащить нашу неразлучную компанию из замка хотя бы на несколько часов, а то они скоро срастутся с каким-нибудь из гобеленов в замке,-фыркнула девушка.-Правда вытащить всех вряд ли получится, а значит я попробую выдернуть хотя бы...ну...скажем, Люпина, а с ним, глядишь, и Сириус увяжется,-она подумала, что это не худшее, что может случится, вот если пойдут все, Женевьева точно откажется, но двух-то мальчишек она как-нибудь выдержит, ведь так?
Она попыталась понять по лицу Жени, что же происходит в эту минуту в ее голове, но пока не могла этого сделать, только более пытливо всматривалась, стремясь уловить хотя бы малейшее изменение, чтобы предупредить бунт на корабле. Она была уверена в том, что девушка будет сопротивляться какое-то время, а потому была решительна, как перед боем. Это сражение ей, в отличие от урока трансфигурации, проиграть никак нельзя.

0

7

Жени часто была достаточно рассеяна и совершенно неудивительно, что она забыла о таком большом перерыве в занятиях. Она пыталась как-то бороться со своей забывчивостью и несобранностью: заводила блокноты, делала пометки в календарях, покупала и принимала в дар магические напоминалки, но, увы, про всех этих помощников девушка в итоге тоже забывала.
Мешало ли это Жени в жизни? Конечно. Было ли это смертельно? Вероятно, нет.
Казалось, что она сама себя больше накручивала, чем реального вреда было от этой её особенности.
Сначала Хоук обрадовалась потенциальной возможности сходить куда-нибудь вместе с Лили, но минутная радость сменилась паникой.
- О, мерлин! – взмолилось подсознание.
Жени не была нелюдимой, она просто тяжело сходилась с людьми. Особенно с такими активными и безумными, как компания «мародёров». Заверения Эванс, что компания будет не в полном составе, несколько успокоили Хоук, но этого было недостаточно, чтобы холодная и костлявая лапа страха исчезла с её спины.
- Ээээм… - протянула Женевьева, мысленно перебирая возможные варианты развития событий.
Она была почти уверена, что Лили удастся её уговорить на эту вылазку, – гриффиндорке это всегда каким-то магическим образом удавалось – но сдаваться без боя Жени не собиралась.
- Я даже не знаю, Лилс… - продолжила свой путь к отступлению Хоук. – Да и, к тому же, разве у нас на сегодняшний вечер запланирован поход в Хогсмид? Или куда намечается вылазка?
Если память Жени не изменяла, а она делала это с завидным постоянством, то в связи с напряженной политической обстановкой выходы за пределы территории школы были самым строгим образом ограничены. Если честно, то девушка старалась не думать о том, что происходит за этими стенами. Она не собиралась слепо отгораживаться от реальности, но любые мысли о пострадавших магглах, пытках, акциях устрашения и фигурах в  черных плащах… Да, ей было чертовски страшно. Она боялась не за себя. Она боялась за свою мать, за пожилую мисс Нортон, живую по соседству с оравой мяукающих кошек и многие тысячи других невинных людей, которые даже не подозревают о том, что на свете существует группа могущественных магов, готовых в любой момент атаковать. В любой момент унизить, растоптать и растереть в пыль. Она не понимала, в чем смысл этой скрытой войны, она даже не была до конца уверена, что война существовала. В «Пророке» проскальзывали крупицы информации, которые, конечно, можно было сложить в общую картину, но правильно ли она соединила кусочки?
А ты уверена, что это хорошая идея? – девушка встряхнула волосами, отгоняя накатившую тоску. – Ты не подумай, я только за «развеяться», но всё же…

0

8

В принципе Лили ожидала от подруги чего-то такого...задумчиво-невразумительного, словно она хочет отказаться. но не знает как. В ней, кажется, всегда происходила борьба, если только Эванс пыталась объединить всех близких ей людей в одну компанию. Будучи простым магловским ребенком, девушка и сама не любила большие компании, предпочитая общество Туньи бесконечным прогулкам с компаниями. Пожалуй, истинное наслаждение ей доставляли только два человека...Но это было еще до Хогвартса.
На самом деле компания Джеймса поменяла ее мировоззрение, если не на 270, то на 180 градусов так точно. Это словно окунуться в ледяную воду, словно обзавестись жабрами, научиться дышать под водой, лететь в космос на одной только метле, рассекать атом взмахом волшебной палочки, рисовать на небе морской пеной и выкладывать узоры ракушками. Объяснить невозможно-можно только почувствовать.
-Я была бы рада. если бы ты пошла,-ладонь девушки медленно подползла к ладони Жени, чтобы прикоснуться к теплым пальцам, передать ей хотя бы частичку своей уверенности. Лили уже справилась с собственным плохим настроением, поэтому теперь пыталась улучшить состояние окружающих.
-Ты только представь себе,-убеждала она,-Там так холодно, а мы поиграем в снежки, я заколдую их и буду немножко нечестно играть. Сириус опять разозлиться, выкинет какую-нибудь штуку, но Люпин бросится наперерез, и нам придется снимать его с Гремучей Ивы.
И Лили сама улыбнулась, радуясь тому, что ей удается (или все же нет?) настроить Женевьеву на более позитивный лад. Чтобы закрепить успех, она решила применить запрещенный приемчик:
-Знаешь. я немного завидую тебе, у тебя ведь один из родителей волшебник, значит ты с самого детства знала. что мир не так прост, как кажется, что в нем есть нечто...ммм...необъяснимое. А  я была лишена этого...
Она посмотрела на подругу большими, полными умоляющей ноты, глазами, как будто в ее ответе заключалось что-то, от чего зависела ее жизнь. Ну...хотя бы ее хорошее настроение, а в уме девушка уже просчитывала другие варианты уговоров.

Отредактировано Lilian Evans (2012-05-19 17:55:11)

0

9

- Ууу… Ты попала, Хоук! – присвистнув, протянул внутренний голос и поспешил ретироваться.
Лили, кажется, серьезно взялась за нее и не намерена была отступать. В самой же рейвенкловке сейчас боролось два чувства: желание пойти и развеяться и паническое чувство страха перед целого вечера в компании всего комплекта гриффиндорцев. Жени почему-то была на все 100% уверена, что, не смотря на уверения подруги, дело не ограничится лишь Люпиным.
Бесполезно обращаясь к внутреннему голосу за помощью, Женевьева вдруг зацепилась за ту картинку, которую обрисовала ей подруга.
- Снег? Там выпал снег? – вопрос был достоин самого несмышленого великана и с губ Хоук он слетел неосознанно.
Начало осени в этом году было достаточно теплое и сухое, что нехарактерно для этой части света, да и для времени года. Все деревья уже пестрели оранжево-желтым одеянием и начали устилать им землю. Нельзя сказать, что это было любимое время года девушки, но своё очарование она в нем находила. Больше всего ей нравились затяжные дожди, которых этот сентябрь ей не подарил, и шуршание листьев под ногами. Да, наверно, в первую очередь шуршание. Она часто, когда никто не видел или в порыве веселья специально тревожила ногами ровный разноцветный покров и раскидывала листья. Ошибочно было бы предположить, что Жени любила природы. Напротив, она ее очень часто пугала, а всяческие мелкие обитатели леса вообще вызывали легкую брезгливость, а кто покрупнее - страх. Та же Гремучая Ива не вызывала в девушке ни капли доверия и одно ее упоминание  заставило Хоук напрячься.
- А Люпин в процессе не сломает себе пару косточек? – Жени удивленно приподняла бровь, не понимая, как временами такая рассудительная Эванс могла высказаться за такое времяпрепровождение. – Или мы, пока будем его оттуда снимать? Я понимаю, что коек в больничном крыле предостаточно… Но что-то не улыбается такая перспектива.
Под конец девушка поспешила мягко улыбнуться, дабы подруга не восприняла ее слова как резкую критику. Да, сейчас она была внешне спокойна, но Хоук знала, каким шатким было это состояние и оно в любой момент могло скатиться до исходного варианта.
- Ты же староста, Лилс! – всё-таки укоризненно сказала Женевьева, не удержавшись, и тут же тихо рассмеялась своему последнему аргументу, который должен был воззвать к здравому смыслу и профессиональному долгу Лили.

0

10

Девушка весело засмеялась, глядя на удивление, смешанное с толикой возмущения на лице Женевьевы. Еще чуть-чуть, и она бы не поверила ей. Это как с зельями: переборщишь самую малость, но вместо темно-зеленого получишь ярко-оранжевое или черное зелье, а оно уже совсем не годится для употребления, а значит придется от него избавляться, и все начинать заново. А времени мало, ой мало...
-Может быть и сломает,-лукаво улыбнулась она.-Но мы напоим его костеростом, и все будет окей, честное слово,-реснички лукаво заморгали, словно сами собой.
Услышав последние слова Жени, Эванс закатила глаза, дивясь тому, как часто ей приходилось слышать эти простые, но так ужасно действующие на нее слова.
Забудь об этом. Жени. Я староста для мистера Люциуса Малфоя и всего попечительского совета, для господина директора школы Дамблдор,-она сделала страшные глаза.-Для всех же остальных я Лили Эванс, честно слово.А снег к твоему сведению выпал, да-да-да. и ледит большими сугробами по земле. Это очень красиво, необыкновенно притягательно, но немного холодно, поэтому тебе надо будет одеться потеплее,-и она с сомнением оглядела подругу, а точнее ее одежду: так на улицу было лучше не идти, а для "Трех мётел" стоило принарядиться получше.
-Давай поступим так: ты пойдешь к себе в гостинную, переоденешься, возьмешь теплую одежду, а потом зайдешь со мной к профессору МакГонагалл, после чего мы отправимся в "Три метлы", идет?-она уже приметила библиотекаря, чтобы взять у нее эту полезную книжку, а то потом хлопот не оберешься с орущей книгой, да и на мечте о пропуске в Особую Секцию можно будет поставить жирный крест, а этого ей бы особенно не хотелось.

0

11

Жени всё ещё не могла толком переварить слова подруги. Ей казалось, что голова начинает идти кругом, а вокруг появляются маленькие феи с головами рыб, глазастые грибы, зеленые человечки и прочие атрибуты прогрессирующего сумасшествия.
Ну, конечно, где Гриффиндор, там и безумие.
- Так, Лилз, стоять! – Женевьева рассмеялась и всё ещё неровным тоном спросила. – Дорогая, ты шутишь или что? Сентябрь же на дворе! С утра тепло было, даже дожди ещё не пошли! Какой снег!
Девушке даже на минутку стало страшно и за Лилиан, которая с такой уверенностью утверждала, что в середине сентября, тем более такого теплого, как в этом году, наступила зима. Конечно, в истории известны случаи и июльских снегопадов, но подобные аномалии случались крайне редко. И поверить Хоук в это было сложно.
- Ты думаешь, нас МакГонагал отпустит? Тем более в понедельник, - девушка запнулась. - Тем более твоих ребят, которые особой прилежностью не отличаются… Ну, разве что Ремус – исключение, но он тоже «он-же-староста», так что вопросов нет.
Женевьева всегда несколько поражалась, как такой правильный и прилежный мальчик, как Люпин, умудрился так скорешиться с Поттером и Блэком. Особенно с Поттером. Ведь у Блэка было такое бешеное обаяние, перед котором не удавалось устоять даже преподавателям. Вот что значит, умеет юноша правильно улыбаться. Он не льстил, он был открытым и простым, но располагал к себе всех, отчего Жени опять же старалась избегать его общества, хотя тайно к нему стремилась.
У девушки страшно болела спина от вечно тяжелой сумки (и что она там вообще носит?!) и от сидения на неудобном стуле. Жени расправила плечи, убрав локти со стола, в районе лопаток что-то еле слышно хрустнуло и стало полегче.
Честно признаться, её жизненно необходимо было развеяться, но было слишком много непонятного в этом предложении. А кидаться в омут с головой девушка не любила.

0


Вы здесь » Marauders: the butterfly effect » настоящее-прошлое-будущее » Мышки плакали и кололись, но продолжалить жрать кактус